Все проекты развития на портале
ПРОЕКТНОГО ГОСУДАРСТВА
Станет ли инновационный зуд инновационным бумом?
(По проекту Новосибирский коридор развития)

Публикация в газете Полит.Ру о судьбе инноваций в Новосибирске


СТАНЕТ ЛИ ИННОВАЦИОННЫЙ ЗУД ИННОВАЦИОННЫМ БУМОМ?

Источник: Полит.Ру

Взгляд из Академгородка
Президент РФ Д.А. Медведев обнародовал на днях свое неприятное открытие: огромные государственные средства, отпущенные за последние годы на цели становления инновационной экономики, потрачены впустую, серьезных результатов нет. В связи с этим, как считает президент, надо срочно принимать «все необходимые управленческие решения как на уровне госкорпораций, так и на уровне малого и среднего бизнеса».

Но какие же именно решения необходимы? Попытаемся ответить на этот вопрос на примере Новосибирского научного центра, где представлены, казалось бы, все компоненты для развития «экономики знаний»: разнопрофильные исследовательские институты, классический университет, расположенные неподалеку крупные промышленные предприятия.

Высокие московские гости Академгородка, которые по долгу службы интересуются «проком» от отечественной науки, обычно посещают Выставочный центр Сибирского отделения РАН, где демонстрируются многочисленные прикладные разработки академических институтов. Большинство замечательных экспонатов этой выставки имеют общую судьбу — они пока что не внедрены, то есть не востребованы практикой. На вопрос «почему?» у представителей РАН существует дежурный ответ: «Потому, видимо, что в России пока нет современной промышленности, а та, которая есть, не нуждается в инновациях». Потенциальные инвесторы и производственники имеют на этот счет собственное мнение: «Разработки академических ученых возможно, гениальны, но они чаще всего не доведены до ума и не просчитаны экономически. А покупать кота в мешке никому не интересно».

Для преодоления этой очевидно патовой ситуации четыре года назад было принято государственное решение о создании в новосибирском Академгородке технопарка. Его учредителями выступили администрация Новосибирской области, СО РАН и мэрия Новосибирска. Затем начались бесконечные словопрения и согласования, которые вылились лишь в очередной шедевр местной команды КВН: «Тэхнопаак — это на самом деле не существительное, а новый иностранный глагол, который обозначает «много говорить, ничего не делать, пилить бабло». На данном этапе уставший от борьбы с ветряными мельницами генеральный инвестор объявил о возможности выхода из проекта, а потенциальным резидентам технопарка предложено самостоятельно строиться на новой площадке — единственном в окрестностях Академгородка обширном болоте…

Между тем, если говорить не о табличке на дверях учреждения, а о сути дела, технопарк в Новосибирске давно существует — надо просто непредвзято посмотреть вокруг. И тогда за привычным образом Академгородка обнаруживается другая, пока что мало известная реальность, похожая на зачатки настоящего инновационного комплекса.

Точное число частных высокотехнологичных компаний, созданных в Академгородке за последние двадцать лет, назвать невозможно, потому что они вырастают «снизу», зачастую себя не афишируют, да и живут порой совсем недолго по причине суровых рыночных реалий. Но те, кто сумел выжить и окрепнуть, довольно успешно развиваются, осуществляя полный инновационный цикл — от идеи до товара. Причем делают это на собственные средства и усилиями собственных квалифицированных менеджеров — то есть без всякой помощи со стороны государства.

Высокотехнологичные компании Академгородка постепенно осознают общие интересы и объединяются в ассоциации. На сегодня их две — «Сибакадеминновация» и «Сибакадемсофт».

Программисты — отдельная статья. Что же касается «Сибакадеминновации», объединяющей, в основном, «прибористов» и биотехнологов, то общий годовой оборот примерно шестидесяти фирм-членов ассоциации достиг в 2007 году 5 миллиардов рублей. Этот сектор экономики показывает самые высокие в Новосибирске темпы роста. Производимая высокотехнологичная продукция пользуется спросом в РФ и за рубежом. К примеру, одна из фирм Академгородка снабжает крупнейшие университеты США лазерными системами для так называемого «оптического торможения атомов», что является базовым условием развития нанотехнологий. Парадоксально, но данная успешная компания, как и большинство местных высокотехнологичных фирм, не может претендовать на поддержку Роснанотеха, поскольку не укладывается в принятый там формат по потенциальным объемам производства — не меньше 250 миллионов рублей в год. А почему бы не поддержать десяток существующих небольших компаний вместо одного будущего большого производства, про которое еще непонятно, получится оно или нет? Ведь суммарных 5 миллиардов рублей «здесь и сейчас» лучше, чем 250 миллионов потом, — или я чего-то не понимаю?

«Сибакадеминновация» постепенно становится заметной организационной и политической силой, с которой начинают считаться властные структуры. Жаль, что в случае с новосибирским технопарком никто не спросил инноваторов, что, по их мнению, нужно делать для их же поддержки. Но еще, как говорится, не вечер.

Один из лидеров Сибакадеминновации Андрей Брызгалов имеет вполне революционное предложение к государственным мужам, озабоченным проблемой развития в стране инновационной экономики: не ограничиваться практикой господдержки отдельных проектов, а перейти к созданию инфраструктуры, способной порождать инновационные бизнесы в неограниченном количестве:

«Надежды на инновационное развитие РФ ошибочно, на наш взгляд, связываются исключительно с деятельностью РАН, в то время как изначальное призвание Академии наук — это наработка новых знаний о природе, а вовсе не производство конечных высокотехнологичных продуктов».

Глобальные технологические прорывы конца двадцатого века — персональный компьютер, Интернет, сотовая связь, — строго говоря, не являлись производными новейших научных открытий. При их создании были использованы вполне рутинные на тот момент знания, изложенные в учебниках. Прорывные технологии были созданы не в научных лабораториях, а в среде инновационного бизнеса, трудами небольших креативных коллективов.

За рубежом такого рода среда естественным образом формируется вокруг университетов, часть выпускников которых стремятся как можно скорее применить полученные знания и реализовать свои оригинальные идеи в «железе», будь то устройства или технологии. Удачные идеи приносят хороший доход, фирмы растут и становятся заказчиками для университетов — в плане целевой подготовки кадров и проведения необходимых научных исследований.

Некое подобие таких отношений можно наблюдать и в новосибирском Академгородке. Здесь за последние годы инициативным образом сформировались десятки частных инновационных предприятий. Руководители и сотрудники этих фирм — в основном выпускники Новосибирского госуниверситета. Но почти никто из них не преподает в НГУ, и лишь отдельные фирмы служат базой практики для студентов университета. До заказа исследований университету со стороны инновационных компаний тем более далеко.

Такая ситуация в новосибирском Академгородке обусловлена тем, что НГУ исторически и формально тесно связан с СО РАН, хотя в настоящее время лишь незначительная доля выпускников университета идёт работать в местные научные институты. Университет ведёт очень ограниченное количество самостоятельных исследований, поскольку считается, что незачем вузу дублировать деятельность Академии наук. Все студенты НГУ с начальных курсов обязаны проходить практику в лабораториях СО РАН, где, по идее, молодые люди должны приобретать навыки самостоятельной исследовательской работы. На деле значительная часть академических лабораторий — это тихая гавань для пенсионеров, где ничему научиться невозможно. Показательно, что самые способные выпускники НГУ, нацеленные на исследовательскую карьеру, массово уезжают завершать образование и работать на Запад.

Как уже было сказано, молодые люди с практической жилкой находят себе применение в инновационном бизнесе. К сожалению, в Академгородке он имеет пределы роста, поскольку на данной территории безраздельно властвует СО РАН. Отношения с этим учреждением у инновационного комплекса скорее натянутые, поскольку частные фирмы создавались независимо от руководства Академии, и оно не может отчитываться их деятельностью.

 В академической среде всегда с легким презрением относились к «этим изобретателям». Такое отношение сейчас хоть и не декларируется открыто, но сохраняется в менталитете руководства РАН: считается, что люди с предпринимательским талантом приносят в научную среду ненужный «дух наживы». Уже поэтому технопарки под эгидой РАН — напрасная затея.

Для реального становления инновационной экономики в РФ необходимо сменить объект государственного внимания. Фактически, в новосибирском Академгородке «снизу» формируется полноценный инновационный комплекс — он и должен стать объектом государственной поддержки, в обмен на гарантии взрывного роста «экономики знаний».

По общему мнению руководителей инновационных компаний, инновационный бизнес Академгородка нуждается в собственной инфраструктуре:

1. Пространственная инфраструктура:

До сих пор подавляющее большинство местных фирм ютится на арендуемых у СО РАН площадях, не имея перспектив развития. Инновационные компании лишены возможности строить собственные корпуса и жилье для сотрудников, поскольку вся окрестная территория находится в управлении СО РАН. Недавно наметилось решение этого вопроса в виде предложения самостоятельно строиться на муниципальной земле, выделяемой под новый вариант Технопарка. В современных жестких условиях инноваторам не осилить эту задачу без доступа к льготным кредитам. Другой вариант решения вопроса — перераспределение явных избытков площадей СО РАН в пользу инновационных компаний, путем сдачи в аренду с правом выкупа;

2.Производственная инфраструктура:

 В настоящее время все инновационные предприятия, производящие разного рода приборы, сталкиваются с большими трудностями при создании экспериментальных образцов. Содержать собственный полный парк производственного оборудования экономически не рационально, а размещать единичные заказы на крупных предприятиях — дело бесперспективное. Проблема в том, что структура управления крупных заводов, обладающих достаточными технологическими возможностями, построена в расчёте на производство серий, и не способна производить в разумные сроки по реальным ценам разовые изделия и детали.

Выход — в создании сети небольших частных специализированных предприятий, каждое из которых берет на себя лишь часть производственного цикла — металлообработку, защиту поверхностей, литье пластмассовых деталей и т.д. Такие мини-предприятия должны быть оснащены самым современным, высокопроизводительным (и, кстати, высоколиквидным) оборудованием. Именно такая модель является основой инновационной части экономики развитых стран. Достаточная эффективность таких предприятий помимо технологии опирается на квалифицированный менеджмент. Помощь государства здесь может состоять в поддержке подпрограммы «Производственная структура для инновационной экономики» с привлечением различных инвестиционных фондов, а также в создании условий для привлечения и обучения управленцев;

3. Кадровое обеспечение малого и среднего инновационного бизнеса:

Потребность инновационных предприятий в квалифицированных кадрах может быть обеспечена за счет участия инноваторов в образовательном процессе — в формировании учебных планов, планировании учебной практики и стажировок, чтении спецкурсов и т.д. Речь идет не только о подготовке инженеров-исследователей, наиболее остро стоит задача подготовки инновационных менеджеров из числа молодых людей, получивших образование в точных науках.

Быстро переориентировать на такие отношения с бизнесом весь Новосибирский университет представляется малореальным, но один из факультетов — физический — вполне готов к сотрудничеству с инновационным комплексом Академгородка. НГУ в настоящее время борется за статус исследовательского университета, но в качестве альтернативы можно предложить позицию Федерального инновационного университета, что вовсе не исключает упора на самостоятельную исследовательскую работу;

4. Исследовательское обеспечение:

Инновационный бизнес надеется получить возможность заказывать университету необходимые исследования. Для этого, в первую очередь, физфак НГУ должен развивать собственную исследовательскую базу, на которой можно будет создавать временные исследовательские коллективы. Только тогда отношения между наукой и практикой встанут с головы на ноги, а студенты будут получать опыт самостоятельного решения актуальных задач.

Все перечисленные меры предлагается объединить в целевую программу «Новосибирский технологический прорыв». Она не потребует непомерных государственных затрат и сможет за короткое время обеспечить взрывной рост инновационного производства. При одном условии: программа не должна «висеть в воздухе», как это нередко получается с хорошими начинаниями в России. Из опыта следует, что успешно осуществляются только те крупные идеи, для реализации которых создаются специальные структуры. Это может быть новосибирский филиал того же Роснанотеха или уже упоминавшийся федеральный университет. Главное — задачей этой структуры должен быть рост инновационного производства на подведомственной территории.

Хочется добавить, что предлагаемое «покушение» на монополию СО РАН в Академгородке пойдет только на пользу Академии наук, которая объективно нуждается в живительной конкуренции. Авторы действительно полезных разработок, которые сейчас томятся в научных лабораториях, смогут перейти в частный инновационный сектор и попробуют воплотить в жизнь свои идеи, а оставшиеся в институтах СО РАН исследователи получат лучшие условия для работы.
Ирина Самахова

Все проекты развития на портале
ПРОЕКТНОГО ГОСУДАРСТВА
Разработка сайта — T-Web
Дизайн сайта — Soliday.ru
© 2005—2013
Официальный сайт «ДВИЖЕНИЕ РАЗВИТИЯ»
Связаться info@d-razvitija.ru
Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика