Все проекты развития на портале
ПРОЕКТНОГО ГОСУДАРСТВА
Мы должны изменять политику в Центральной Азии
(По проекту Новая афганская политика)

Выступление депутата Государственной Думы Семена Багадасарова в ходе работы круглого стола «Надо ли России поддерживать НАТО в Афганистане?», организованного совместно Институтом демографии, миграции и регионального развития, Фондом эффективной политики и редакцией «Русского журнала».


МЫ ДОЛЖНЫ ИЗМЕНЯТЬ ПОЛИТИКУ В ЦЕНТРАЛЬНОЙ АЗИИ
Поддержать ли НАТО в Афгане
Семен Багдасаров
Источник: Русский журнал

От редакции. 12 февраля, спикер Государственной Думы РФ Борис Грызлов встречается с ветеранами войны в Афганистане. А, как известно, тема Афганистана стала особенно актуальной некоторое время назад, в связи активизацией деятельности НАТО в данном направлении и заявлениями Дмитрия Рогозина. В связи с этим РЖ в очередной раз обращается к материалам круглого стола «Надо ли России поддерживать НАТО в Афганистане?», организованного совместно Институтом демографии, миграции и регионального развития, Фондом эффективной политики и редакцией «Русского журнала».
* * *
Нынешняя ситуация в Афганистане представляет серьезную опасность для России.

Прикрываясь необходимостью борьбы с так называемым терроризмом, США и их союзники наращивают свое влияние в Средней Азии. На сегодняшний день США имеют в регионе крупную базу в Киргизии, французы имеют неплохую военную базу ВВС в Таджикистане — это истребительная группировка и военно-транспортная группировка.

Сейчас командующий региональными силами США Дэвид Петреус побывал в этих странах и договорился о создании перевалочных баз. Чем отличается перевалочная база от военной базы? Поставьте два самолета, нарастите немножко военнослужащих — будет военная база, вот и всё. То есть идет окружение России. Даже Китай уже этим обеспокоен.

Таким образом, США и НАТО эффективно используют эту ситуацию. Это первое.

Второе, что немаловажно в этой ситуации, Россия сама своей политикой создает серьезную проблему. Она заключается в наличии безвизового режима с рядом государств СНГ, в первую очередь с Таджикистаном, с Узбекистаном и с Киргизией. Самая большая по протяженности граница с Афганистаном — у наших таджикских товарищей, если, конечно, их можно назвать товарищами. А граница не охраняема — что такое таджикские пограничники?

Я представляю, что это такое. Это, по сути, «дырявая граница». Дальше идет дыра с Киргизией. Я часто ездил по маршруту Хорог — Ош и знаю, о чем говорю. Если это граница, то я — великий китайский богдыхан. Никакой границы там нет!

Поскольку у нас нет визового режима, то на территорию России идут наркотики, и не только. На сегодняшний день в России присутствуют все террористические организации, которые есть в Средней Азии. Это и «Хизб ут-Тахрир аль-Исламия», и Исламская партия Узбекистана (сейчас она называется Исламская партия Туркестана), и относительно новое движение «Салафия» в Таджикистане, — всё это присутствует. Естественно, при желании в РФ могут оказаться и любые террористические организации, которые присутствуют на территории Афганистана и Пакистана. Перебросить террористическую группу из пакистанской Северо-Западной провинции на юг Таджикистана — не проблема. Всё это результат нашей своеобразной политики.

Третье: зачастую государства Средней Азии проводят недружественную политику по отношению к России. Тот же Таджикистан: у нас большие проблемы с авиационной группой, которая недавно была вынуждена перелететь в киргизский город Кант. Почему? Потому что таджикское руководство не разрешало им полеты в районе душанбинского аэропорта и запрашивало за оплату по мировым ценам. При этом братья-французы летали, как хотели. Такие вот у нас союзники.

Теперь, если говорить об Афганистане, я бы не сказал, что американцы так уж комфортно там себя чувствуют. Потери относительно небольшие, но это связано, во-первых, с тем, что и количество войск там не такое, как было, когда там находились наши войска. Во-вторых, движение «Талибан» не поддерживает ни одно государство в мире, и, соответственно, у него нет той поддержки, какая была у афганских моджахедов, когда мы были в Афганистане. В то же время очевидно, что «Талибан» пользуется значительной поддержкой местного населения, потому что политика, проводимая США и НАТО, в общем-то такая: мы вас загоним в демократическое общество, а не хотите — будем бомбить территории предполагаемого нахождения «Талибана». Даже по данным ООН на прошлый год было, если я не ошибаюсь, 1200 погибших среди мирного населения — женщин, детей, стариков.

У нас, к сожалению, нет трезвой, нормальной оценки ситуации. Рогозин — непрофессионал, не имеющий ни малейшего представления о военно-политических доктринах. По каким-то непонятным политическим причинам он был откомандирован в НАТО представлять интересы России. И теперь делает безответственные заявления.

Я считаю одной из самых опасных для России тенденций так называемое непредставление транзита некоторым натовским государствам. Объем переброски грузов незначительный. А вот участие наших авиакомпаний в коммерческих перевозках — об этом надо говорить. Транзит — это ерунда. Наши коммерческие авиакомпании участвуют в переброске грузов на всех направлениях. Основных направлений три: южное — на Пакистан, западное — через Турцию на государства Закавказья с выходом на Среднюю Азию, и северное — через нас. Они перевозят в том числе и вооружение — это ни для кого не является секретом. Но это действительно чрезвычайно опасно.

Когда мне говорят, что «Талибан» для нас опасен, я сразу почему-то вспоминаю, что нечто подобное в истории уже было. В 1929 году монархия в Кабуле была свергнута, и советские войска впервые были введены на территорию Афганистана, на север. Целью было способствовать, как мы тогда выражались, здоровым силам в Афганистане. Так вот, потом, в 1930-х годах, мы иначе как мракобесским не называли тот режим, приходу которого к власти сами способствовали. Идеологически это был тот же «Талибан». Идеология «Талибана» возникла не в 1990-х годах, она возникла в 1890-х. Это смесь пуштунского национализма с радикальной версией суннитского ислама и соответственным отношением к другим народам, религиям. Но при этом мы прекрасные отношения с ними сохраняли в обмен на то, чтобы на приграничных территориях не было баз басмачей.

На сегодняшний день мы оказались в заложниках некоего мифа о том, что там присутствуют террористы и что эти террористы для нас очень опасны. Они для нас очень опасны, если мы будем продолжать подобную политику. Почему? Сейчас союзники этого движения в Пакистане уничтожают 40% грузов, идущих через Хайберский перевал. Мало того, осуществляют нападения в Пешаваре на крупные терминалы с техникой для НАТО. Давайте зададим вопрос, когда они увидят, что основной поток идет через север, через нас, что сделают они и связанные с ними международные террористические организации? Может произойти нечто вроде того, что случилось в Мумбаи. Мы как бы говорим: давайте вызовем огонь на себя, мы же борцы с терроризмом. Именно это крайне опасно для России. Это результат непрофессионального подхода к оценке ситуации в этой стране целого ряда наших ведомств.

При этом наши как бы союзники по СНГ и особенно по Договору о коллективной безопасности — в частности, Таджикистан, Киргизия — проводят так называемую многовекторную политику. По принципу: вы нам дайте что-нибудь. Если вы видели старый фильм «Насреддин в Бухаре», то помните: тонет ростовщик, все говорят: «Давай руку!» А Насреддин говорит: «Он не понимает „давай“, надо говорить „на, на!“, тогда он выплывет». Так и наши союзники, когда им говоришь «на», они берут, а как что — мы им не нужны.

Ситуация такова: очевидно, что мы должны поменять свою политику в Центральной Азии. Мы, во-первых, должны занять очень жесткую позицию по отношению к нашим союзникам по Договору о коллективной безопасности. На днях наш президент пригласил Бордюжу на предмет создания мобильных сил в системе ОДКБ, и это каким-то образом совпало с окончанием визита Медведева в Узбекистан. В регионе все понимают, что пребывание США и НАТО в Афганистане временное, в конце концов, они уйдут оттуда. В начале 1980-х годов или Бурхануддин Раббани, или Хекматияр — не помню, кто — говорил по поводу нашего присутствия: пусть они убивают в день сто человек, а мы будем убивать одного, но они раньше нас устанут и уйдут. К сожалению, так и получилось.

Так и здесь, уйдут они — и что будет? Судя по всему, американцы попытаются создать некий «Северный альянс-2». В том, что «Северный альянс-2» так же потерпит фиаско, как «Северный альянс-1», я нисколько не сомневаюсь. И «Талибан» выйдет на границу с Центральной Азией — с Узбекистаном, с Таджикистаном и Туркменией. Никакого прорыва под Оренбург, конечно, не будет.

Но если эти государства будут активно вмешиваться в дела Афганистана, талибы, естественно, предпримут следующие меры. Во-первых, будут поддержаны радикальные исламские группировки в Узбекистане, Таджикистане и Киргизии. Я бы хотел напомнить, что в конце 1990-х — в начале 2000-х годов было две крупные попытки вхождения в Ферганскую долину Исламской партии Туркестана и их союзников. Я смотрел, как 300—400 человек гоняли всю киргизскую армию, которая не могла с ними справиться.

Мало кто знает, что успешны были, например, действия боевиков в Сурхандарьинской области Узбекистана. И, кстати, боевики вторгались не с территории Афганистана, а с территории Таджикистана, которая уже мало контролировалась душанбинским режимом. И там куча всяких нюансов, которые, естественно, тот же «Талибан» будет использовать.

Естественно, возникает вопрос: что делать в этих условиях? Вот, например, почему президент Узбекистана Каримов так настороженно относится к американцам? Вы знаете, что вначале Узбекистан предоставил американцам аэропорт Карши-Ханабад, а американцы пообещали Каримову 8 млрд долларов помощи. И вдруг потом, после андижанских событий, все это обвалилось. А почему? Каримов понял, что если что-то начнется внутри страны и будет угрожать непосредственно его режиму, американцы палец о палец не ударят, они скажут: разбирайся сам, для нас важно военно-стратегическое присутствие, а кто будет президентом — Каримов, Азимов, Петров, Сидоров, — нам это все равно. И Каримов это понял, решив отказаться от помощи американцев. И тогда в 2005 году, когда Узбекистан второй раз входил в систему ОДКБ, они предложили создать некие коллективные силы из стран, входящих в Договор, внутри которых была бы хорошая разведывательная структура, которая занималась бы борьбой с цветными революциями. Вы помните те времена — Украина, Киргизия, Грузия. То есть каждый обеспокоен сохранением своего режима.

И в этих условиях РФ могла бы выступить в качестве гаранта этих режимов в обмен на их дружественное отношение к России. Что я имею в виду под словом «дружественное»? Первое — ликвидация американских и натовских баз на территории Центральной Азии.

Я всегда говорю: у нас есть такой рычаг, как визовый режим, миграция. По моим данным, за третий квартал прошлого года таджикские мигранты вывезли из России 1 млрд 700 млн долларов. Здесь находится миллион или больше таджиков. Это протестный электорат, который, вернувшись в Таджикистан, сменит любой режим. И может быть, даже более дружественный, чем нынешний, потому что господин Рахмонов в военно-политическом и экономическом плане занимает по отношению к России недружественную позицию.

Или Киргизия. Киргизы получают миллиард долларов. Но если мы будем умело использовать миграционный рычаг, то любое государство пойдет на очень большие уступки. А мы должны свои интересы защищать — я за дружбу народов, но не в теории и не в лозунге, а в плане интересов России. Мы это не используем.

У нас сейчас такая ситуация: есть СНГ, есть Договор о коллективной безопасности, есть ЕврАзЭС — как бы три фронта. И зачастую этим пользуются наши недруги. Вот у нас с Украиной натянутые отношения? Натянутые. Но у нас на территории России работает легальных и нелегальных мигрантов с Украины приблизительно 2 млн человек, вывозят от 5 до 7 млрд долларов на Украину. Это деньги, которые забираются отсюда, здесь не расходуются. Таким образом, мы дотируем режим Ющенко, таким образом, мы вытащили оттуда двухмиллионный электорат.

То же самое можно сказать по Киргизии, Узбекистану и особенно Таджикистану. Нельзя этого делать. Настало время признать, что нам надо сосредоточиться на двух вещах — на Договоре о коллективной безопасности и ЕврАзЭСе. А СНГ своё отжило.

Сейчас СНГ уже работает против интересов России. Вспомните Грузию, вспомните Украину, вспомните газовый конфликт. Когда возникла проблема переброски газа, некоторые говорили: ну, сейчас «Набукко» точно пойдет, и вовсю начали наращивать добычу нефти и газа на своих месторождениях. Если это содружество, тогда я не знаю, что такое содружество вообще.

То есть зачастую эти режимы относятся к нам вполне прагматично, а это лишь говорит о том, что, к сожалению, в структурах управления Российской Федерации отсутствует понимание, что делается на постсоветском пространстве.

Я выступал в Думе, говорил: это системный кризис. Отсюда возникают Грузия, Украина и так далее. Сейчас мы боремся за Узбекистан, чтобы он не вышел из Договора о коллективной безопасности — это ключевая страна в Центральной Азии.

Поймите: Каримов — хороший он или плохой — но мы должны стать гарантом его режима. В обмен на это он может убрать базу НАТО — она у него единственная, в Термезе, перевалочная для немецкой бригады. Ему она тоже не нужна, и я думаю, что при правильной постановке вопроса мы запросто можем получить там и наше военное присутствие. Мы должны к этому идти.

Я больше того скажу. Даже Туркмения в этих обстоятельствах может войти в Договор о коллективной безопасности. События сентября прошлого года в Ашхабаде показали, что туркменский режим тоже не так уж уверенно себя чувствует. И выход «Талибана» на туркменскую границу также может повлиять на ситуацию внутри Туркмении.

Что касается Афганистана, я считаю, лучший вариант — оставить афганцев в покое, вывести все иностранные войска. Они сами разберутся. Наверное, без крови не обойдется, но в конечном счете там создастся некий режим. А какой это режим, нас не должно интересовать, пока речь идет о внутренней политике.

Мне не нравится, например, режим в Саудовской Аравии, мне больше нравится, как живут в Эмиратах или даже в Иране. Но это их дело — мы же поддерживаем с Саудовской Аравией дипломатические и экономические отношения.

Пусть афганцы живут, как хотят. Для нас важно, как этот режим будет относиться к России. Порой говорят: «Талибан», сколько наших военнослужащих погибло от рук движения «Талибан»! А сколько наших военнослужащих погибло уже после вывода советских войск из Афганистана? Вспомните 12-ю заставу, отрезанные головы — в этом участвовали подразделения Ахмад Шаха Масуда, потом ставшего нашим союзником, которому мы поставляли оружие. Не надо ничего доводить до абсурда.

Если вы ознакомитесь с документами Исламского общества Афганистана и ряда других исламских организаций во времена еще до вхождения наших войск, то там в программных документах были положения о распространении исламской формы правления на республики Средней Азии, входящие в Советский Союз. Я не знаю, есть это у «Талибана» или нет.

Поэтому тут надо относиться гибко, и это совершенно не наше дело, кто там будет править. Главное, чтобы этот режим относился к нам разумно.

Если же мы будем и дальше использовать наши авиакомпании, где люди просто зарабатывают и им глубоко плевать на наши государственные интересы, если в НАТО будет сидеть господин Рогозин — совершенно некомпетентный человек, если и дальше у нас будет отсутствовать целостная программа, как нам себя вести на постсоветском пространстве вообще и в Центральной Азии в частности, то все это обернется крайне серьезными последствиями.

12.02.09 12:09

Все проекты развития на портале
ПРОЕКТНОГО ГОСУДАРСТВА
Разработка сайта — T-Web
Дизайн сайта — Soliday.ru
© 2005—2013
Официальный сайт «ДВИЖЕНИЕ РАЗВИТИЯ»
Связаться info@d-razvitija.ru
Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика