Жизнь после НАТО

В прессе в последние дни активно обсуждаются положения некого секретного доклада по ситуации в Афганистане, подготовленного американскими военными для НАТО.

Согласно документу, после вывода войск из Афганистана талибы вновь войдут в Кабул и восстановят режим, который был свергнут в 2001 году. Причем бородатые экстремисты, которыми мир стращают больше 10 лет, сделают это благодаря поддержке Пакистана.

После опубликования данных доклада СМИ начали говорить о провале американцев в Афганистане, проигрыше в одиннадцатилетней войне с талибами. Не могу с этим согласиться. Перед тем, как присваивать США титул проигравшей стороны надо разобраться с тем, какие реальные цели преследовало вторжение 2001 года.

Начнем с того, что связь Талибан с Пакистаном и, более того, с США не является секретом: в девяностых движение создавалось при прямом участии Межведомственной разведки Пакистана (ISI) и американского ЦРУ. Талибы стали неугодны заокеанскому товарищу после того, как вышли из-под контроля создателей и стали пытаться проводить собственную политику. В которой, кстати, были свои положительные стороны: правительство талибов в третьем тысячелетии успешно продвинулось в решении проблемы наркопроизводства. По данным ООН к 2001 году удалось сократить объем производства наркотиков до рекордной отметки – 185 тонн (самый низкий показатель с момента начала проведения мониторинга в 1994 году), по сравнению с 5800 тонн в 2011 году.

Ввод войск в Афганистан – не борьба с международным терроризмом во имя спасения человечества, а попытка США закрепиться в сердце Евразии. Недаром господин Бжезинский еще в 1997 году назвал регион вокруг Афганистана «главным геополитическим призом для Америки».

Самая очевидная цель, для которой США нужен Афганистан - установление контроля над транспортировкой углеводородов.

Афганистан, расположенный между странами-экспортерами углеводородов и крупными потребителями (Индия, Китай), критически важен для организации поставок. В частности для реализации поддерживаемого США проекта TAPI (Трансафганский трубопровод), который должен поставлять туркменский газ по маршруту Туркменистан – Афганистан – Пакистан – Индия. TAPI – противовес другому проекту, IPI (газопровод Иран – Пакистан - Индия), который может способствовать значительному усилению Ирана.

Показателен и тот факт, что около трети американского военного контингента в Афганистане занимается именно охраной трубопроводов, что вызывает критику по обе стороны Атлантики.

С помощью наращивания военного присутствия проводится структурация Большого Ближнего Востока и одновременно создается рычаг для давления на соседей и партнеров Афганистана, в первую очередь – Китай, Иран и Россию.

Размещение на афганской территории более трех десятков военных баз и аэродромов превращает Афганистан в основной военно-стратегический плацдарм США в Евразии. В дополнение военные объекты размещаются в государствах Центральной Азии, Пакистане.

Одновременно с созданием такого плацдарма разыгрывается наркотическая карта – афганский опиум как источник нестабильности в Центральной Азии, на Среднем Востоке и борьба с ним как предлог для расширение военного присутствия в Центральной Азии. Антитеррористическая риторика сменилась на антинаркотическую, но американский внешнеполитический курс и инструменты остались прежними. В новом оформлении оправдание американского присутствия в регионе носит название Центрально-Азиатская антинаркотическая инициатива (CACI). Результат реализации программы предсказуем: американские подходы к «антинаркотической борьбе» демонстрируются сегодня в Афганистане. Получается, что к настоящему моменту США хозяйничает не только в Афганистане, но и весьма вольготно чувствует себя в Центральной Азии.

В итоге к 2012 году США не только создали на территории Афганистана военно-стратегический плацдарм, но и продвинулись в центральноазиатском направлении. По-моему, это мало похоже на проигрыш в войне.

С домыслами о том, что после 2014 года (намеченной даты вывода войск из Афганистана) США потеряют позиции в регионе, согласиться никак не могу.

Вспомним пример Ирака. Официально военный контингент покинул страну в конце прошлого года. Но ни для кого не секрет, что иракскую войну вела не только армия, но и самые разные частные военные компании (ЧВК). По данным Александра Храмчихина, заместителя директора российского Института политического и военного анализа, на начало декабря 2010 года в Ираке было задействовано более 400 ЧВК, суммарная численность персонала которых превышает 200 тыс. человек. Это значительно больше личного состава войск США и союзников Вашингтона, находившихся в стране даже в самый разгар конфликта. Наивно было бы полагать, что военные компании остановят свою работу после официального освобождения Ирака.

В качестве иллюстрации к ситуации приведу цитату бывшего посла Ирака в России Аббаса Халаф Кунфуда:

«Да, основные американские боевые части ушли, но при этом в Ираке в посольстве США остается 16 тыс. человек. Я как посол могу свидетельствовать, что это первый в международной дипломатической практике прецедент, когда одна страна имеет в другой такое число своих сотрудников посольства.»

Думаю, высказывание доктора Кунфуда в комментариях не нуждается.

На этом фоне вывод войск из Афганистана уже не кажется фактором, определяющим ослабление американских позиций в регионе.

Более того, еще в ноябре прошлого года в Афганистане было официально (!) принято соглашение о долгосрочном стратегическом сотрудничестве с США, которое предусматривает нахождение военных баз на афганской территории по меньшей мере до 2024 года. Вот он какой, вывод войск по-американски.

При этом американцы не готовы взять на себя никакой реальной ответственности за восстановление Афганистана. Подготовка афганских военных и полицейских – это, конечно, хорошо, но даже если к каждому талибу приставить по полицейскому, стабильности в стране не прибавится.

Вместо этого нужен комплексный план индустриализации Афганистана: электрификация, строительство железных и автомобильных дорог, восстановление советских промышленных объектов; формирование сельскохозяйственного сектора; решение проблемы обеспечения водой и новая система ирригации; доступ к образованию и т.д.

Штаты, как мы могли увидеть за последние 11 лет, мало заинтересованы в строительстве афганской государственности. А значит, если никакая третья сила не возьмется всерьез за возрождение страны, Афганистан с его наркоэкономикой ждут еще более тяжелые времена, чем сейчас.

Екатерина Туранова

08.02.2012


Комментарии к новости
Разработка сайта — T-Web
Дизайн сайта — Soliday.ru
© 2005—2013
Официальный сайт «ДВИЖЕНИЕ РАЗВИТИЯ»
Связаться info@d-razvitija.ru
Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика